Приём с 11.00 до 20.00. Пн,Ср - м.Кузнецкий мост, Трубная, Тургеневская; Вт, Чт - м.Краснопресненская, Баррикадная

+7(903)596-94-40

Что такое остеопатия? (часть 2)

chto-takoe-osteopatiya2

Продолжение. См.начало «Что такое остеопатия (часть 1)»

Тело — это не только механическая, физическая или химическая единица, это единица биологической жизни. В соответствии с биологией тело человека не получает импульсов жизни подобно машине, а каждый отдельный атом различных органов несет в себе его жизнеобеспечивающую силу. Это означает, что тело с точки зрения его жизни является серией взаимоотношений, которые контролируются нервной системой, а афферентный импульс служит стартовой точкой любой активности в теле. Таким образом, мы предполагаем, что «Всё, что влияет на афферентный импульс или нарушает его в большей или меньшей степени поражает систему или её часть. Это и есть блокада». Следует также помнить, что отношение нервной системы к телу как целому должно рассматриваться как средство контроля активности или функционирования. Поэтому, является ли процесс физическим или умственным, или тем и другим, уменьшен ли рост ткани или недостаточно восстановление по сравнению с нормой, всегда вовлекается спинномозговой рефлекс, а афферентный импульс всегда оказывается пусковым моментом активности, нормальной или иной. Каждая часть тела вносит свою квоту в эти афферентные импульсы, а уже их сумма представляет витальность.

Не существует в живом организме чистой механики, тело подвержено воздействию гравитационной нагрузки с участием оси симметрии и линии основания. Последняя находится в зоне таза, а первая проходит вертикально, если линия основания лежит ровно, но при скрученности основания вертикальная линия сместится вперёд, назад, либо в сторону. Если движение сагиттальное, состояние постуральное, но если вовлечена непараллельная линия, ось сместится латерально. У большинство пациентов присутствует смещение вправо, что приводит к потере равновесия и гравитационному давлению в направлении правой подвздошной ямки с движением правой кости таза вниз.

Левая кость таза, движется вверх, создавая, таким образом, торсионное напряжение, которое вовлекает линию основания, поднимается вверх и порождает знакомые нам короткие латеральные изгибы. Важно отметить, что нельзя достичь какой-либо значимой «коррекции» этих коротких изгибов до тех пор, пока не будет восстановлена горизонтальность и свобода движения линии основания. Это выглядело бы нагляднее, если бы механику можно было бы просто рассмотреть «от земли вверх», но в механике тела человека это не так, основание находится в области таза, а не на земле. Указанное касается неживой механики, а мы имеем дело с живым телом, и думать, и действовать мы должны соответственно. В нашем случае центр гравитации находится в поясничном отделе позвоночника, а не в крестце. Верхние и нижние конечности одновременно и подвешены, и служат опорой, это тот факт механики, который имеет величайшую важность в технике регулировки.

Дж.М.Литтлджон умер в 1947 году. Небольшая группа его студентов взяла под контроль Британскую школу остеопатии с неизбежным результатом замены лидерства разногласиями, а потому утраченными для нас оказались исследования протяженностью более чем в сто лет. Современному студенту предлагается совершенно новое преподавание, абсолютно оторванное от работ Основателя, что ведёт к печальному результату, серьёзной ограниченности нашего клинического потенциала и низведения остеопатических техник до уровня простой манипуляции.

Кажется, что примерно половина расписания посвящена медицинским предметам, а другая половина занята серией новых идей в области техники, ограниченной определённой областью тела или определённой тканью или структурой тела. Это я называю «подготовительными техниками», которые наблюдаю в действии годами и которые изучаю время от времени. Если Литтлджон был прав, говоря, что «нельзя коррекцией привести аномальное к норме», то техники такого типа могут иметь лишь ограниченную ценность, ничего не предлагая пациенту, помимо паллиативной помощи.

Но этого недостаточно. Мы должны искать возможности работы с любыми состояниями любых людей, стремиться к регулировке тела со всеми его различными напряжениями и проблемами. Практикующий краниальные техники сидит у кушетки за головой, весь день, используя ритмы. Рефлексолог сидит у ног, думая только о стопах, и ничего не меняется. Они не делают ничего другого за исключением, может быть пары высокоскоростных хрустов на позвоночнике. Это относится ко всем этим «специальным» методам манипуляции от мышц до фасции или точки гармонии.

Конечно, во всём этом нет ничего плохого, если вы принимаете мысль о том, что тело способно справиться с нарушением или болезнью своими компенсаторными силами, и остаётся только предложить успокаивающие перемены, которые не возбудят слишком сильной реакции.

Остеопатическая регулировка — это вопрос интеграции. Как этого достичь решает только сам оператор. Мотильность есть интегрированная мобильность. Другими словами, структуру можно освободить, но в отсутствии ее корреляции с другими структурами эта свобода не играет существенной роли. Именно поэтому локальному лечению не удаётся стабилизировать тело, и витальность тела превращается в жертву. Поэтому мы настаиваем на том, что общая регулировка тела является существенной в курсе лечения. Именно поэтому мы осмеливаемся предположить, что никакое лечение не может быть полностью успешным в присутствии остеопатического поражения. На этой ноте я хотел бы завершить лекцию и лишь напомнить, что Сенефелдер достиг триумфа в области печати, что Ханеманн выжил, оставшись невредимым в Медицине, но Стилл и Литтлджон ушли в забвение, забрав с собой великие взгляды, оставив лишь бледную копию того, что когда-то явилось прорывом в истории медицины.